Модный женский журнал
Звезды

Николай Карамзин и Екатерина Колыванова: от судьбы не спрячешься даже в библиотеке

После смерти жены историк и писатель Николай решил покончить с мечтами о счастье и посвятить себя работе. Но любовь нашла его и среди книжных томов.

Писатель и ученый Николай Карамзин, автор «Истории государства Российского» нашел свое личное счастье, когда совсем отчаялся и после смерти любимой жены решил похоронить себя среди старых фолиантов в библиотеке. Но, видимо, от судьбы не спрячешься даже в библиотечной тиши…

Бедная Лиза

Тринадцать лет Карамзин любил свою соседку по имению Елизавету Протасову. В 35 лет он на ней женился, а через год Елизавета умерла от послеродовой горячки. Смерть жены стала для писателя полным крахом всей его жизни: она была не просто редкой красавицей, она была ангелом. Умирая, Лиза думала не о своих страданиях, а о том, как тяжело без нее будет мужу.

«Все для меня исчезло и в предмете остается одна могила. Стану заниматься трудами, сколько могу: Лизанька того хотела», — писал он своему брату.

Он увековечил память жены в имени главной героини своей повести «Бедная Лиза».

Незаконная княгиня

Карамзин решил так: его духовная жизнь кончена, но земной путь продолжается, стало быть, он может еще послужить отечеству. Он практически поселился в библиотеке своего приятеля князя Вяземского, изучал старые труды, делал выписки, погружался в пучину веков, воссоздавал историю Российского государства и со временем стал чувствовать себя лучше. Острая тоска по жене стала отступать, оставив место светлой грусти. Он стал видеть не только буквы и сточки, но и людей вокруг, и наконец-то заметил, что в библиотеку часто заглядывает очень милая женщина. Екатерина Колыванова была незаконной дочерью князя Андрея Вяземского и графини Елизаветы Сиверс; владелец крупнейшей в России библиотеки был ее братом.

Екатерина тоже была красавицей, как и первая жена Карамзина. Пожалуй, она не отличалась ангельским характером, но она была невероятно обаятельной и умной, писателю было интересно с ней каждую минуту. Карамзин почувствовал, что оживает. После 18 месяцев жесточайшей печали он как будто вышел из темницы на свет. Колыванова приняла его предложение, они обвенчались. Карамзин верил, что снова будет счастлив.

«Моя первая жена меня обожала; вторая же выказывает мне более дружбы. Для меня этого достаточно…» — признавался в одном из писем Карамзин.

Семейное счастье

Николай Карамзин и его вторая жена поклялись никогда не расставаться, и они действительно стали жить одну жизнь на двоих. Екатерина делала корректуру книг Карамзина, помогала ему в работе над «Историей государстве российского», выполняла разные поручения, вовремя давала дельные советы. Когда у них родились дети, оказалось, что лучшей матери на свете просто нет.

«Жизнь мила, когда человек счастлив домашними и умеет работать без скуки», — понял писатель.

Он записывал в толстую тетрадь смешные и трогательные размышления своих детей о жизни, любовался тем, как они растут и грустил, что стал отцом довольно поздно: не увидит, какими взрослыми станут его сыновья и дочери:

«Мне иногда грустно думать, что я и слишком стар, и недовольно богат для воспитания малюток.

Государь обещал мне взять в них участие, когда меня не будет; но лучше надеяться на Бога:

молю Бога единственно о том, чтобы Он дал им любовь к добру».

Вы согласны, что заводить детей надо до 40 лет?

да

0%

нет

0%

Источник: www.goodhouse.ru

Похожие записи

Инсайдер рассказал о начале романа Павла Прилучного и Мирославы Карпович: «Как приворожила»

Фрэнсис Скотт Фицджеральд и Зельда Сейр. Ветреная муза писателя

«Пришла любофф…»: два страстных брака Олега Табакова