Модный женский журнал
Интервью

Никита Ефремов о сериале «Полет», работе с отцом Михаилом Ефремовым и раздельных каникулах с Марией Иваковой

Сегодня, 25 января, в 21.00 на ТНТ состоится премьера психологической драмы «Полет» режиссера Петра Тодоровского-младшего (интересные факты о нем мы рассказывали здесь). Это современная история о том, как один неслучившийся полет дал возможность нескольким непохожим друг на друга людям задуматься о прошлом и полностью пересобрать свою жизнь. Сериал обещает познакомить зрителей со сложными, противоречивыми персонажами, которых сыграют популярные актеры Оксана Акиньшина, Павел Табаков, Юлия Хлынина, Евгения Добровольская, а также Никита и Михаил Ефремовы. О работе над этим сериалом, о потрясениях, путешествиях, открытиях и ожиданиях – в интервью Никиты Ефремова для HELLO.RU.
 
Никита, можно ли говорить о том, что «Полет» — одна из самых сложных и крупных ваших ролей?

Думаю, да. Я в начале очень сильно переживал. Первый этап работы в «Полете» был связан с каким-то контролем, с недоверием. Со мной работали такие партнеры, что я переживал, как буду выглядеть на их фоне. Что касается внутренней составляющей, то тот процесс, который происходит у моего героя Дмитрия Юрьевича, происходил отчасти и у меня. Речь о том, когда он обнаруживает какие-то внутренние страхи, но вместо того, чтобы их принимать, относится к ним, как к противнику, который может сделать его слабее, и начинает с ними бороться. В итоге они его поглощают. Но потом мне удалось свои страхи принять, отпустить, и работа полетела. И дальше это было сплошное удовольствие.

Никита Ефремов в сериале «Полет» 
То есть практически как ваш герой, который говорит фразу: «Хватит все контролировать, впусти хаос в свою жизнь и стань свободной!»?

На самом деле, эта фраза прекрасна, но все зависит от того, какой смысл в нее вложить и с какой интонацией ее произнести. Возьмите, к примеру, фразу: «Я никому ничего не должен». Ее можно расценивать как: «Отстаньте все от меня, я что хочу, то и ворочу. И то, что я наношу вам ущерб – это ваши проблемы». А можно расценить как то, что человек свободен от собственных страхов и поэтому он ничего не должен.
 
Как вы вживались в роль и создавали свой образ персонажа по ходу развития сюжета?

Для меня очень важно до выхода на площадку несколько раз прочитать сценарий, чтобы я понимал все, что происходит. Есть у замечательного советского режиссера Ларисы Шепитько потрясающая фраза: «Кино было готово, оставалось его снять». Мне нравится эта фраза с точки зрения подхода к роли. Вот эти внутренние вещи прорабатываются до. Моей задачей до съемок было все эти моменты разобрать и понять. А уже на площадке расслабиться и получать удовольствие.


Демоны, сидящие глубоко внутри каждого человека, в любом случае найдут способ вырваться наружу? Или их можно укротить, подморозить и жить в таком формате, не привлекая внимания окружающих?

Я предпочитаю не называть это демонами, это все же религиозный термин, и я против религиозности в таком контексте. Я бы назвал это страхами. Основная проблема идет от сопротивления страхам. По крайней мере, у меня происходит так. Но чтобы двигаться дальше, нужно их узнать и принять на чувственном уровне. Вылезут они или не вылезут? Мне кажется, страхи зачастую создают некие паттерны, которые по большому счету имеют много вторичных выгод. И это как раз интересно. Та же позиция жертвы. Когда я в нее впадаю, я вижу, для чего мне это нужно. Это глубоко психологический разговор, но тем не менее. Потребности стоят совершенно нормальные, но вот способ их получения…

Вообще, любые страхи позволяют нам расти и развиваться. Многие родители сейчас пытаются контролировать своих детей. Страх испытать какую-то боль, если с твоим ребенком что-нибудь произойдет, маскируется заботой. Но при этом происходит некая кастрация получения жизненного опыта. Иногда ребенку надо упасть, чтоб набить шишку, а чтоб понять, что огонь горячий, до него необходимо дотронуться. Малыши не верят чужому опыту. То же самое и со взрослыми. Страхи маскируются, люди с ними могут жить нормально. Но осознается ли это как страх? Зачастую они просто становятся способом  общения с миром и все. А такие экстремальные ситуации, как у персонажей «Полета», как раз и дают шанс увидеть эти страхи…

Все самые приятные вещи находятся за границами страхов, именно там и происходит наше развитие.
 
Как вам работалось с отцом на одной площадке в случае с «Полетом»? Легко ли сработались в кадре? А тяжелые сцены с монологом героя Жабенко, когда Дмитрию Юрьевичу приходилось отчитывать своего друга с пагубными привычками, — трудно?

Михаил Олегович – профессионал. Он любит работать быстро. И когда он находится в работе, с ним в кадре очень комфортно, потому что он потрясающий артист, он дает все, что нужно партнеру (надеюсь, я так же). Я часто обращался к нему по ходу съемок за советами, правильно ли я чувствую персонажа. Мне была важна его точка зрения на какие-то сцены. Иногда я прислушивался к ней, иногда нет (если это не коррелировалось с моими собственными ощущениями от роли). Но мы очень быстро сработались, он замечательный артист. Наши родственные отношения абсолютно никак не влияли на процесс съемок. Иногда я говорил, что мне нужно еще пару дублей, я не готов. Он всегда понимал, это абсолютно нормальная практика.

Никита и Михаил Ефремовы, Павел Табаков «Хороший человек» в 2020 году, «Полет» — в 2021 году. Чем вы руководствуетесь при выборе ролей?

Изначально это, конечно, мой интерес. Бывает, читаешь сценарий и так в него проваливаешься, что выныриваешь только в конце. Вижу я себя в этом герое или нет? Цепляется у меня что-то внутри к этому персонажу и к этой истории или нет? Есть у меня что-то с ним общее или, наоборот, он вызывает отторжение? А если вызывает отторжение, значит что-то цепляет. Также я стараюсь обращать внимание на то, кто делает кино. Если есть возможность, стараюсь узнать кастинг. Не всегда это удается, но иногда какой-то выдающийся партнер может для меня повлиять на выбор.
 
Вы довольно много путешествуете в одиночку и с Марией Иваковой и делитесь своими впечатлениями в Instagram. Что вам дают путешествия? Во время изучения новых мест вы лучше понимаете себя и друг друга?

Я никогда не формулировал для себя ответ на этот вопрос. В момент путешествий я как будто возвращаюсь к своей жизни, а не к тому, что ее составляет. У меня перед глазами новая картинка, новый спектр ощущений, которые я испытываю – от кухни, запаха, вкуса, красивых мест. Это позволяет обновить систему ценностей. Я очень люблю природу, и за счет этой красоты, безусловно, появляется момент «здесь и сейчас». Это потрясающие эмоции! Помню, мы долго шли до какого-то водопада, и когда дошли, то просто застыли с раскрытыми ртами минут на 10. Я не знаю, как называть эти ощущения, я просто знаю, что мне это очень нравится, это одна из самых приятных вещей в моей жизни. И хотя из-за ограничений мы находимся на некоторой паузе, я думаю, скоро станет понятно, как можно действовать дальше и как путешествовать в сложившихся условиях пандемии. В любом случае, путешествия сейчас доступнее, чем когда-либо. Всего за несколько часов можно получить новый опыт, новые впечатления.

Никита с Марией ИваковойМожете вспомнить самое мощное эмоциональное (или духовное) потрясение, настигшее вас за последнее время в таких поездках?

В путешествиях всегда происходит много интересного. Особенно, когда путешествуешь группой, между людьми возникают очень интересные взаимоотношения. Иногда с этими людьми вы проходите не только какой-то географический, но и жизненный отрезок пути. А из самых ярких впечатлений могу назвать Шотландию, я сейчас нахожусь здесь на съемках. Эта страна почему-то никогда не ассоциировалась у меня с природными красотами, это было упущением. Сейчас я кардинально поменял свое мнение. Мне хочется вернуться сюда уже не по работе, а в качестве туриста, продумать маршруты, взять машину и посмотреть все: острова, гуляющих оленей, потрясающие озера. Я вдохновляюсь природой, видами, что-то замирает у меня внутри, и я оказываюсь в моменте, впитывая все, что происходит.
 
Новый год вы вдруг встретили порознь с Марией. Раздельный отдых — непростая практика?

Я давно знал, что Новый год я проведу в Шотландии на съемках и что из-за коронавирусных ограничений попасть сюда будет сложно. Я был готов к этому и ситуацию воспринял по-рабочему. Думаю, у нас будет возможность отметить этот совместный Новый год где-нибудь в марте, поставить свою елку и устроить праздник: либо сходим куда-то, либо останемся дома. Обстоятельства складываются по-разному. Но я не единственный русский актер здесь, у нас есть некая группа поддержки. Было забавно, когда мы собрались отмечать Новый год, потом ровно в 21.00 разошлись по своим zoom-комнатам встретить его по московскому времени со своими близкими и родными (разница во времени у России и Шотландии +3 часа — прим. ред.), а потом вернулись встречать Новый год уже по местному времени.

В этом году вам исполнится 33. Для вас эта цифра что-то значит? Ощущаете ли вы свой возраст?

Да, я понимаю, что речь идет о возрасте Христа. Но я пока не заметил каких-то изменений на этот счет. В последние год-полтора у меня происходит сильный внутренний процесс взросления, чему я рад.
 
Насколько вы изменились по сравнению с Никитой Ефремовым, скажем, десятилетней давности? Что принципиально нового приобрели и от чего отказались навсегда?

Я точно стал больше себя принимать. Я не знаю, меняются люди или нет, для меня это до сих пор вопрос-загадка. С одной стороны, нет, а с другой, я вижу много примеров изменений. Я часто могу себя по-разному ощущать, но сейчас вопрос: принимаю ли я себя таким. 10 лет назад у меня были свои комплексы, проблемы, но такого уровня осознания своих чувств и того, что со мной происходит, у меня на тот момент не было. С этой точки зрения, мой инструментарий увеличился. Мой подход к себе изменился. Надеюсь, я стал себя больше любить и принимать.
 
Если книги, то какие: аудио-, электронные или живые? Что из прочитанного впечатлило вас за последнее время?

В зависимости от ситуации. Во время спортивных занятий я могу слушать аудиокниги. В последнее время я почему-то совсем не читаю художественную литературу. В основном это книги по психологии. Из последнего: случайно наткнулся на книгу Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать». Для меня было откровением, что у нас появилась такая книга. Могу отметить книги Дэвида Хокинса — «Отпускание» и «От отчаяния к просветлению» (ее сложно найти в России, но она есть на просторах интернета в каких-то файлах). Недавно мне посчастливилось озвучить Экхарта Толле «Сила настоящего». Так что если предпочитаете аудиокниги, то можете ее найти в моем прочтении. Еще прочел пару книг, связанных с профессией, прочел некоторые вещи из области финансов. В частности, понял, что у меня есть пробелы в темах инвестиций, надо их восполнить.

Как вы соблюдаете физическую форму? Удается посещать спортзал или пробежек с медитациями вполне хватает? Как это помогает «чистить голову»?

Здесь сейчас локдаун, и с момента, когда я приехал, спортзалы были открыты всего пару недель. Но сейчас есть огромное количество онлайн-занятий и приложений, как поддерживать форму в домашних условиях. Есть приложения, которые формируют индивидуальные занятия по йоге, много групповых занятий по йоге. Сейчас я бегаю и делаю какие-то упражнения дома.
 
В последнее время все сложнее и сложнее прогнозировать будущее, но все же. Что хотелось бы реализовать в текущем году? Есть ли ощущение, что он будет лучше, чем 2020-й?

Знаете, говорят, чем выше ожидания, тем больше разочарования. Предыдущий год научил тому, что не надо ничего планировать, только свои собственные действия. Так вот по действиям я хотел бы восполнить пробелы в каких-то сферах, которые этого требуют, хотел бы больше заниматься музыкой, освоить приготовление еды в воке (я очень люблю готовить). Я не могу планировать количество съемок, актерская профессия достаточно зависимая. Моя задача оставаться в форме и ждать предложений. А будет ли следующий год лучше? У меня нет ощущений, что 2020-й был плохим. Все уроки прошлого года были трудными, но через них и произошло какое-то развитие. По итогу благодарности к ушедшему году у меня гораздо больше.

Источник: ru.hellomagazine.com

Похожие записи

Мила Сивацкая о популярности, жизни на два города, психическом здоровье и режиме карантина

Федор Бондарчук о Паулине Андреевой, Ирине Скобцевой и дочери Варваре

Максим Покровский о предстоящих концертах группы «Ногу Свело!», творческих успехах и пандемии