Модный женский журнал
Психология

«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой

Книга Оксаны Козыревой — не абстрактные рассуждения о рухнувшем браке и не мотивационная агитка в стиле «ты сильная, встань и иди дальше!». Это личная история, через которую Оксана прошла сама и вынесла важные уроки. В трудные моменты нам всем не хватает поддержки, и, возможно, именно книга Оксаны станет для вас чутким помощником.


«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой
ОКСАНА КОЗЫРЕВА — тележурналистка, ведущая программы «Квартирный вопрос» на НТВ. Родилась в Череповце, окончив там школу, уехала в Санкт-Петербург поступать в вуз. Много работала на телевидении: ТНТ, «Пятый канал», ТВЦ, «Москва 24», «Россия 24», НТВ. В 2015 году пришла в «Квартирный вопрос» и по сей день его успешно решает. Однако книга Оксаны посвящена не столько профессии, хотя и она порой вытаскивает из трудностей, а разводу, который помог ей переосмыслить многое.

В психотерапии есть такое понятие — горевание. Это про то, как пережить любую утрату. Не только смерть, но и расставание, развод, переезд, увольнение. Я была крайне удивлена, что есть такое отдельное понятие, целая наука, как переживать окончание… жизни, семьи, карьеры.

Что значит — отгоревать утрату? Во-первых, с ней согласиться. Не жить фантазиями, а признать, что все уже случилось. Потом столкнуться с болью, гневом, отчаянием. Все это прожить, проговорить, оплакать, прокричать. А когда чувства схлынут — осмыслить и понять, как жить дальше.

Есть такое мнение у семейных психотерапевтов: если люди прожили вместе хотя бы 3 года, это уже означает, что они подходят друг другу. Дальше уже во многом вопрос личного выбора. И примерно за это время партнеры успевают «прорасти» один в другого.

Если представить людей как фигуры, составленные из кубиков (или деталей Лего, например), будет так: в отношениях частью кубиков мы меняемся. Вынимаем часть своих и вставляем их в фигуру другого. Тот, другой, делает то же самое. Если связь плотная, эмоционально насыщенная, много общих интересов, чувств, близости — мы меняемся б́ольшим количеством деталей, если связь слабее, то и кубиков на обмен гораздо меньше.

То есть мы в отношениях несем в себе частицу своего партнера. Так работает эмоциональная связь. И если происходит расставание, кубики нужно забрать. Это жизненно важно! Иначе психологического развода не случится.

Что значит — забрать кубики? Осмыслить прошлые отношения, осознать в них свой вклад, свои ошибки, свою ответственность. Признать, что эти отношения тебе дали, что ты из них выносишь. Где граница твоей ответственности и ответственности партнера. Осознать это расставание, закрыть его. Если кубики не забрать, вы будете жить с ними в новых отношениях. Со старыми кубиками внутри. Уже в новом союзе. И это будет источником конфликтов и гарантией повторения прежних ошибок.

Увы, пока не разберешься с эмоциями, до кубиков дело не дойдет. А расставание можно воспринимать по-разному. Если хорошего было много, будет боль утраты, сожаление, обида, чувство несправедливости…

А если отношения были близкими, но сложными, тяжелыми, изматывающими? Ты ведь можешь испытывать не только горечь, но и радость освобождения, например. Признаться в этом сложнее.

Есть и третий путь — «соберись, тряпка, что вспоминать прошлое!» — запихиваешь свои чувства поглубже и привет.

«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой

Лучший вариант — дать волю всем эмоциям, разрешить себе вспоминать разное, говорить об этом, думать, плакать. Правда, подступиться к этому не так просто.

Развод — это ведь тоже смерть. Смерть одних отношений и их переход в другое качество. А то и обрыв. Правда, обе стороны живы и обе переживают утрату. И тот, кто развода хотел, и тот, кто был вынужден его принять.

В первые месяцы после разрыва отношений с мужем я очень бодрилась. Действительно, освобождение! Никто не спрашивает, где я и во сколько буду, никто не дуется молча и не отравляет этим жизнь. Ни с кем не надо спорить, что-то доказывать, никто не ранит. Никто… Ни с кем… Я, с одной стороны, освободилась, с другой — лишилась связи, привязанности, отношений, где было не только много проблем, но и много радости.

Наша семья прожила всего каких-то два с половиной года. Это так мало. Но это было. Это нельзя стереть из памяти, из жизни. У нас родился сын. Мы жили так, как могли и как умели. Покупали обои в квартиру, в которой так и не начали жить вместе, ездили на машине в гости или за суши на обед, гуляли. Это были отношения, настоящая жизнь.

Помню, как снимали комнату с балконом у бабы Ани в Крыму. Я была беременна, ходила в розовом сарафане и шляпе. Баба Аня все любовалась мной и говорила мужу, как ему со мной повезло. И все это закончилось. А дорогие воспоминания остались. Мой старший сын — дитя любви, хоть и родился в браке, который распался. Мы его очень ждали. Да, любовь была во многом соткана из иллюзий и фантазий, но теплые чувства, надежды, мечты точно были.

Где-то между бракоразводными процессами мы с почти бывшим мужем как-то встретились. (Мы тогда уже несколько месяцев жили отдельно.) Думаю, я хотела проверить и почувствовать, осталось ли что-то в душе, а вдруг поверну назад?

Глеб привез огромное ведро тюльпанов (они стояли в багажнике, это было мне важно) и отвез меня в ту квартиру, где мы жили когда-то втроем. Я тогда открыла холодильник и увидела, что там нет ни одного продукта, который я люблю. Это тоже было важно. Внутри что-то сказало: «Ну, как обычно». Такая мелочь — покупать для другого что-то, что именно он любит, даже если ты сам это ненавидишь.


«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой
А потом я увидела лошадку, которую в порыве отъезда не стала забирать. Такая игрушка-качалка, наш сын Никита сидел на ней, слушал песенки. Она была большая, нежного бежевого цвета, с грустными глазами. В опустевшей от детских вещей квартире смотрелась чудовищно. У меня перехватило дыхание, мне стало плохо. Как будто наши прошлые семейные сцены ожили, став призраками. И эта лошадка… с такой печальной песней, от которой очень быстро начинает давить в груди.

Я взяла только лошадку и тюльпаны. Уже не помню, как дотащила все. Было очень больно. Так, что я села на ограждение тротуара и сидела так с этой лошадкой минут сорок. Не могла дышать, но и плакать пока еще тоже не могла. Лифт с чувствами до сих пор был закрыт, но… именно в этот момент нажалась кнопка, чтобы вызвать ремонтников. Эмоции уже были на подходе.

Почему-то именно тогда в моем горевании наступила первая стадия, отправная точка. Я поняла, что мы действительно разводимся и уже не будем вместе.

К слову, Никитос, когда позже садился на эту лошадку и слышал песенку «всегда, абсолютно всегда начинал плакать. Потому что дети все чувствуют и понимают, хоть и не говорят. И он тоже переживал утрату. Семьи и папы».

«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой

Мужчина, вы мне нравитесь! Как начать новые отношения после развода — три совета психолога

«История одного развода»: публикуем главу из книги ведущей программы «Квартирный вопрос» Оксаны Козыревой

Не сошлись характерами? 5 совершенно других причин, которые приводят к разводу

Источник: eva.ru

Похожие записи

По методике Монтессори

Не совершайте главную ошибку! Роза Сябитова рассказала, как узнать понравившегося мужчину

Что почитать: «Игра с огнем» Ханны Оренстейн и другие ромкомы для снятия стресса